На грани самоубийства: как решение бросить компьютерные игры может спасти жизнь

На грани самоубийства: как решение бросить компьютерные жизни может спасти жизнь

Что я должен попробовать первым: бросить играть в игры или убить себя?

Еще в то время, когда я был ребенком, окружающие отмечали мои необыкновенные умственные способности. Действительно, я был умен не по годам. Обычно, если кого-то хоть однажды назовут умным, у него будет повод поднять себе самооценку или хотя поставить себя выше других. В моем случае это, скорее, было похоже на проклятье, чем на повод гордиться.

 

тонуть

 

Позже я узнал, что есть целый ряд проблем от необузданного ума: усложнять простые вещи, прокрастинация, депрессия, отдаление от школы и сверстников.

Нет ничего хорошего в том, чтобы знать, что в твоей голове заключены миллиарды нейронов, и не иметь ни малейшего представления о том, что с ними делать. Также как и застрять на необитаемом острове с миллионом долларов. Если ты чувствовал что-то подобное, знай – ты не одинок.

Я общался и говорил “странно”, действовал “странно”, я не был адаптирован к жизни в обществе. По крайней мере, так утверждали мои учителя и некоторые врачи. Потом сверстники начали надо мной насмехаться: вначале между собой, а потом и в лицо.

 

Дома полный хаос

 

Мой отец слишком много пил, моя мать слишком много работала, моя бабушка слишком сильно мне докучала. Все в моей жизни было со словом “слишком”. Согласитесь, это “слишком”, когда ребенок в 5 лет может свободно говорить о политике, грамотно отстаивая свою позицию и осаждая, тем самым, взрослых оппонентов. В 7 лет, когда его высаживают из машины и оставляют на стоянке на пол часа, он находит общий язык со случайным прохожим, помогая ему найти поломку в автомобиле. Или когда в 10 лет тебя все еще кормят с ложки и одевают, как французского короля. Хотя я не жалею. Даже если бы мог.

Я никогда не считал, что был вынужден, или мне каким-то образом было суждено играть слишком много. Но я признаю базовую истину: всем хочется чувствовать себя хорошо. Когда то, что происходит в нашей жизни, идет вразрез с нашим представлением о “хорошо”, мы всеми силами стараемся избавиться от этого, найти себе укромное место (зону комфорта) и продолжать получать заслуженную дозу дофамина. В этом нет ничего зазорного: наслаждение, удовлетворение, расслабление и развлечение – все это главные движущие силы человеческого опыта. Это то, что заставляет нас делать что-то новое или возвращаться к старым занятиям.

Часто дофамин или комфорт могут сподвигнуть тебя на бегство от реальности или стагнацию (застою). Я успел отлично узнать оба этих состояния.

С игровым миром меня познакомил двоюродный брат и его отец. Они мне представили игры как отличный инструмент для развлечений, и к тому же, хороший способ продемонстрировать свои интеллектуальные способности. Это были мои родственники: люди, имеющие авторитет, которым я доверял и полагался на их мнение. Ничего не предвещало беды.

Больше других мне понравились игры серии Цивилизация и Европа 2. Они помогали мне отвлечься от своих проблем и тешить свое эго вместе с бесконечными приступами мании величия.

Тогда я был еще ребенком, поэтому мне не разрешили общаться в интернете. И вообще, родители принципиально отказались его подключать. Это отличает мою историю от других геймеров. Вместо этого я каждое лето ездил к дяде и хвастался ему своими улучшениями, которые собирал весь прошлый год. Это время запомнилось мне как хорошее, но все же бессмысленное и пустое. Я играл против тупой машины, поэтому не считаю, что приобрел какой-то игровой навык.

Эта социальная изоляция помогла потом, когда я бросил компьютерные игры много лет спустя: у меня не было никаких страхов относительно виртуальных друзей, я ни с кем не общался в сети. Соответственно, я не играл в ММО и другие популярные онлайн-игры.  

Я прошел все свои игры, а новые мне покупать отказались. Так как у меня не было интернета, я мог играть только с дисков.

 

Все вышло из-под контроля

 

Начиная с 8-ми летнего возраста, почти все мои воспоминания связаны с компьютерными играми. Те же самые две-три игры, снова и снова. Как лекарство, которое я принимал, чтобы заглушить нескончаемый поток мыслей.

У меня начался экзистенциальный кризис. Первое, что я заметил, когда перестал играть, было то, насколько малой игры на самом деле были проблемой и насколько глубоко я попал в другую ловушку – яму бесконечного отчаяния. Но осознание этого было еще впереди.

Между делом, я бросил школу, разорвал все отношения со сверстниками. У меня не было причин просыпаться по утрам. Я и не вставал. Я нашел свой игровой цикл: вначале 8 часов в день, потом 12, потом по 16. И так ежедневно.

Для меня бросить игры было вопросом смысла в чистом виде. Продолжать играть значит не задавать реальные вопросы, прятаться от самых элементарных слоев реальности. Меня пугал реальный мир, в нем я уже тогда умер.

 

Когда мне исполнилось 19, я подумал, что с меня хватит, и ушел из дома

 

В то время я читал книгу о человеческом призвании Кена Робинсона, и в моей голове родилась бредовая идея о том, что если я пойду и буду стоять в нужных местах, как написано в книге, что-то обязательно должно произойти. Что-то актуальное и вдохновляющее. Эдакий жизненный поворот.

И я поехал, не важно куда. Бродил по Сухаревской и, блуждая, наткнулся на школу драматического искусства. Впервые я открыл театр в 16 лет и тогда меня он зацепил, так что сомнений не было. Это было адское приключение, в детали вдаваться не буду, это слишком надолго.

Что было дальше: всего за два месяца я перешел от ранга социального отброса из средней школы к студенту театрального колледжа, живущему полу-независимо с двумя нереальными девушками, множеством новых друзей и надеждой на светлое будущее.

 

А потом, компьютерные игры

 

Не просто игры, если честно. Опять же, они были всего лишь симптомом: предлогом, обезумевшим наркотиком. В конце концов, я испугался взять на себя ответственность и сделать выбор, а не просто продолжать существовать, со всеми вытекающими. В мире есть невероятные вещи, которые стоят того, чтобы за них заплатить сполна. Речь не о денежной сумме, а о чем-то большем. Хотя я бы не позволил себе признать, что хотел именно такого развития событий.

Да, у меня могло ничего не получиться. А может, я бы получил все, что хотел, а потом опять потерял смысл. И в конце концов когда-то я умру и “потеряю” все, за что боролся. Я не хотел мириться с жизнью, которая похожа на что-то жидкое, изменяющееся, относительно эфемерное, хоть и в целом она была не так уж плоха.

Но нет, я бы не уступил. Это имело бы смысл только в моей интерпретации, в том, как я ее видел, мне нужен был абсолютный контроль над каждой мелочью. Так как мне это не удавалось, я забил на все остальное.

Еще я был абсолютно несамостоятельным. А как иначе? Меня опекали хрен знает сколько лет.

Главная моя ошибка в том, что я испугался взрослой жизни. Я не стал брать на себя ответственность за свою жизнь, за свои поступки, не научился самостоятельности, не боролся с ленью, оправдывал себя. Не повторяй моих ошибок. Думай и принимай решения самостоятельно, действуй в своих собственных интересах, создавай СВОЕ БУДУЩЕЕ.

Мы не что иное, как рабы тех, от кого мы зависим, вне зависимости от того, насколько благими намерениями обладают наши хозяева. Для взрослого человека это должно быть неприемлемо.

 

подушка

 

Это худшие воспоминания в моей жизни. Я просыпался в обед, пропускал занятия, воровал еду у своих товарищей из холодильника и садился за компьютерные игры. Чувствовал себя ужасно (меня постоянно тошнило), мог не принимать душ по несколько недель и пропускал приемы пищи (сам я не готовил, потому что буквально не было сил поднять руки), ночью вместо сна я также играл.

Я стыдился своей внешности, а также запаха, который был от того, что я очень редко мылся. Постепенно, я все реже выходил из своей комнаты. Я вновь закрылся в себе и все, чем я был занят – компьютерные игры.

До тех пор, пока не произошел случай, когда я самовольно заночевал в психиатрическом отделении. Туда я поехал после моих первых серьезных мыслей о самоубийстве, я испугался.

После той ночи меня должны были посещать кошмары: постоянные крики, из палат, грохот металла, все, что ты можешь или не можешь представить – там было. но мне было наплевать. Хоть физически я был там, но мое сознание было где-то вне больницы. В голове крутилась одна и та же мысль: “Может найдется хоть один ненормальный, который убьет меня и избавит от этих мучений…”

После нескольких месяцев такой жизни я больше не мог так продолжать и мне пришлось вернуться домой. Я все бросил. Чувство полной раздавленности и опустошенности – все, что у меня осталось. Вернулись мысли о самоубийстве. Оставался последний шанс, чтобы попробовать это исправить, прежде чем умереть. Все сомкнулось на одном вопросе:

 

Что мне попробовать первым? Бросить компьютерные игры или убить себя?

 

Уйти из игры или из жизни? Я просто открыл браузер и начал искать ответ на этот вопрос. В одной из вкладок был открыт Вконтакте с фоновой музыкой. Вдруг мне написали. Я очень удивился, так как у меня было всего 7 друзей, и последний год я ни с кем не общался. Сообщение было от ребят с прошлой квартиры. Они знали о моей проблеме и где-то нашли информацию о предстоящем собрании компьютерных игроманов.

Я почитал информацию из письма и был слегка удивлен тому, как близко человек, который писал рекламный текст, знаком с внутренними ощущениями зависимого от компьютерных игр человека. Он не был похож на Парабеллума с его огненными “продающими” тренингами или очередную сходку БМ (простите, если что не так, это мое субъективное мнение). И я пошел.

Первые месяцы были адом на земле. Вернулся экзистенциальный кризис, беспокойство о смерти, депрессия, панические атаки, симптомы отмены и т.д. Кошмары, дрожание рук и спазмы тела, холодное потоотделение, легкая лихорадка, тошнота… и даже не хочу говорить, что происходило в моем сознании.

На то, чтобы избавиться от этого состояния, ушло 8 месяцев.

После того, как я выбрался, я смог начать путешествовать. Уже посетил 3 страны, завел новых друзей и нашел свою первую любовь.

Что касается моего будущего, я поступил на режиссерский факультет.

Большинство проблем исчезли также быстро, как и появились. Порывы вернуться сейчас все реже и слабее, и я знаю, что они могут сопровождать меня до конца жизни. Но теперь мне не страшно.

Я понял, что единственный принцип, которому нужно следовать всегда – никогда не сдаваться.

Бросить компьютерные игры очень непросто. Твоя жизнь кардинально меняется. Нужно заново искать смысл не только для своих новых занятий и увлечений, но и для своей борьбы, страхов, сомнений.

Это нормально, чувствовать, что жизнь рушится, чувствовать себя голым и незащищенным вне игры. Если ты найдешь в себе силы справиться с этим, жизнь наградит тебя. Только лишь когда я справился с компьютерной игровой зависимостью я понял, что не игры были моей истинной проблемой. Но они были просто очень навязчивым следствием комплекса проблем внутри меня.

Не нужно стремиться к постоянному комфорту в жизни. Это само по себе неестественное состояние для человека. Я изначально допустил ошибку, потому что боялся выйти за границы своей комфортной зоны. Не нужно бояться бросать все силы на осуществление своей мечты. Счастье – то, что останется после нее.


Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *